Колонка: Пост-антиутопия оказалась раем для спекулянтов